Жизнь юного парня в столице Восточной Сибири.

Никто не забыт

22 декабря 2016, 17:04

В начале первого зимнего месяца я получил по почте довольно-таки увесистый толстый конверт, в котором с неприятным удивлением обнаружил материалы судебного дела в отношении меня. Кто бы, вы думаете, подал на меня в суд? Наш Пенсионный фонд. А подал потому, что обнаружил незначительную переплату мне пенсии по утере кормильца, которую я получал в прошлом.

Листая кучу бумаг, я недоумевал, зачем доводить дело до суда, когда можно было просто меня попросить вернуть излишек? И на очередном листе в толстенной пачке оных я увидел, что они просили. Да только ошиблись адресом. Точнее, забыли указать одну букву. Я прописан в доме, у которого в номере есть ещё и буква. Именно её ПФР почему-то потерял. Как следствие, уведомление о заказном письме ушло не по тому адресу, где люди его, вероятно, просто выкинули, потому что никакого Бражникова они не знают и где таковой живёт, чтобы ему уведомление переправить, им тоже неизвестно.

Благодаря такой ошибке канцелярии ПФР, помимо возврата пенсии в судебном иске было также прошение о взыскании с меня уплаченной ПФР госпошлины за судебное разбирательство. Деньги, конечно, копеечные, но ПФР мог бы их и не тратить, если бы его сотрудники были чуть внимательнее.

Конечно, в этой ситуации прежде всего, с точки зрения закона, виноват я сам, потому что пенсию по утере кормильца имел право получать только при условии очного обучения в вузе, а по его окончании или по отчислении я обязан был в трёхдневный срок уведомить ПФР о таких изменениях, о чём я собственноручно (видимо, под диктовку) несколько лет назад написал в заявлении на оформление пенсии. Скан такового тоже был в том письме.

Мораль сей басни проста. Рукописи не горят, а государство о нас помнит.

Популярное